Йоона «Serral» Сотала, чемпион мира 2018 по StarCraft II по версии World Championship Series, написал небольшое эссе о том, каким был его путь к этой победе. Эссе называется Stepping Stones — прочитать оригинал на английском можно здесь.

Ниже — адаптированный перевод.

Я стал профессиональным игроком в StarCraft II в 2012, но, думаю, по-настоящему мой путь начался в 2015, когда я впервые смог пройти в групповой этап WCS Premier.

Тогда я ещё учился в школе и не мог полностью посвятить всё внимание Старкрафту, но этот результат стал хорошей отправной точкой и мотивировал меня двигаться дальше.

Следующий прорыв наступил через два года: WCS в Йёнчёпинге стал лишь вторым моим турниром с тех пор, как я закончил школу и стал фулл-тайм игроком, но тогда я впервые почуствовал, что мне удалось правильно применить свой скилл. Тогда я прошёл в финал — возможно, я мог и даже должен был обыгрывать Neeb-а и брать свой первый трофей; так или иначе, большой финал на сцене — это был ещё один шаг в верном направлении.

Через несколько месяцев я выступил на мировых финалах WCS. Тогда я впервые целенаправленно готовился в конкретному сопернику и, хотя мне не удалось пройти групповой этап, я очень многому научился. В частности, игры против GuMiho помогли мне осознать, что мои стратегии предсказуемы и я должен разнообразить их, чтобы подняться на следующий уровень.

Ни один из этих турниров я не выиграл, но каждый из них помог мне научиться чему-то новому и стать сильнее. Все турниры, где я играл вплоть до 2018 — но особенно эти три — стали ступенями, которые подготовили меня к тому, что должно было случиться дальше.



Все годы упорный работы наконец-то окупились на WCS в Лейпциге.

Эта победа на премьер-ивенте после поражения в финале год назад стала для меня одним из лучших моментов в карьере; но я не зацикливался на ней: впереди был следующий турнир, и нужно было двигаться дальше. Думаю, именно этот подход позволил мне сохранить концентрацию и настрой в течение всего года.

Когда я победил в Валенсии и особенно в Остине, это начали обсуждать. Все вокруг заинтересовались цифрами: какая у меня серия побед, сколько турниров подряд я выиграл, сколько прервал серий — но сам я не особенно этим всем заморчивался. Я не рассматривал Остин как третью победу на WCS Circuit подряд, а просто всё так же относился к каждому турниру как к отдельному соревнованию.

Я был неимоверно счастлив от побед на WCS в Валенсии и в Остине, но всё же это не сравнить с чувствами от первого титула. Да, теперь я командовал парадом на WCS; но мне по-прежнему было, что доказывать самому себе.

Оставался ещё один рубеж: Корея.

На IEM World Championship у меня были положительные результаты против таких игроков, как Trap и Rogue, но, когда я приехал в Сеул на турнир GSL vs. the World, я понимал, что меня ждёт более серьёзная конкуренция, чем когда либо.

Определённо, я не ожидал, что смогу победить. Честно говоря, я совершенно не был уверен, что у меня есть всё для того, чтобы выбивать одного топового корейца за другим.

Сам турнир прошёл как в тумане; но, оглядываясь назад, могу сказать, что победа на GSL vs. the World значила для меня больше, чем любые мои достижения на тот момент. Состав участников был очень жёстким, и мне удалось несколько очень сильных соперников.

По сути, именно тогда я понял, что могу не просто побороться с корейцами, которые приедут на BlizzCon — я могу их победить.



Спустя месяц я выиграл WCS в Монреале и подходил к мировым финалам WCS в отличном настроении. Я считал, что главный фаворит Maru, но я сразу за ним.

Стартовая неделя была несложной: я вышел из группы и чувствовал уверенность, что готов обыгрывать и Dark-а, и Rogue. Не поймите меня неправильно: конечно, они оба отличные игроки, но я знал, что у меня будет огромное преимущество, если вывести игру в позднюю стадию. И поскольку мне это удалось, все сработало.

Думаю, я не так уж хорошо сыграл в самом финале; с другой стороны, мне всегда так кажется.

Я сильно нервничал с самого начала, хотя и знал, что именно я фаворит. Даже после того, как я повёл 3-0, волнение не ушло; затем Stats взял две подряд, а я чувствовал себя всё так же. Я постарался, насколько мог, успокоиться и снова довести игру до поздней стадии в следующей игре на карте Parasite.

Всё остальное — это, как говорится, уже история.

Во время интервью я не мог выдавить из себя ни слова. Думаю, сам факт, что я стал чемпионом мира по версии WCS, дошёл до меня, только когда все столпились вокруг за автографами. Эмоции переполняли.

Я не думал тогда, что стал первым некорейским игроком в истории, который добился чего-то подобного. Я думал только о том, что мне покорилась цель, которую я преследовал в течение всей своей карьеры.



Мне удалось выдержать медленный прогресс и первые серьёзные трудности в школьные времена. Я использовал первые достижения 2015 года как мотивацию двигаться дальше. Этот опыт, так же как и обидное поражение в финале в Йёнчёпинге и всё, чему я научился на BlizzCon 2017, был частью пути — ступенями, которые привели меня сюда, к моему величайшему достижению.

В StarCraft II нет турнира крупнее, чем BlizzCon, и нет ничего лучше, чем стать на нём чемпионом мира.

Знаете, я никогда особо не носился с тем, сколько турниров подряд я выиграл или какая там у меня серия побед; но настолько большая победа — тут даже я должен признать, что это нечто совершенно особое.