Предлагаем вашему вниманию адаптированный перевод интервью от портала Starcraft.com с двумя самыми известными комментаторами по StarCraft и StarCraft II в мире: Дэном «Artosis» Стемкоски и Ником «Tasteless» Плоттом. Интервью посвящено в основном грядущему релизу StarCraft: Remastered и общей культурной ценности такого явления как StarCraft — от первых шагов в мировом киберспорте до наших дней.

— Можете поделиться с нами историей о том, откуда взялись Tastless и Artosis? Что привело вас в соревновательный StarCraft и как вы познакомились?

Artosis: Я начал играть в StarCraft в год, когда он вышел, но совсем чуть-чуть. Однако потом я очень сильно повредил колено. В то время я много занимался соревновательным спортом, и StarCraft занял эту нишу, ведь я целых полгода вообще не мог ходить. Я начал ездить на соревнования... и где-то в 2004 понял, что такой и должна быть моя жизнь. Я понял, что другие игры меня не интересуют, и вообще ничего вокруг меня не интересует так же сильно, как StarCraft.

Я спал на уроках, поэтому ночи напролёт я мог играть с корейскими игроками по интернету. Я пропускал встречи с друзьями и семьёй, чтобы тренироваться и изучать игру. Тогда я понял, что это именно то, чем я должен заниматься.

Tasteless: Я учился в коледже, изучал философию, собирался пойти в институт по этой специальности, а может, по юриспруденции, и тут вдруг я такой: нахрен всё, надо ехать в Корею!

3071_rjoE94ZWjMNz6LadEzq0E9Ryl2yTTpbk.jp


В 2005 году я проиграл своему брату Day[9] на турнире, и как раз нужен был кто-нибудь, чтобы комментировать. Так что сначала я комментировал, как мой брат стал чемпионом США, а потом получил приглашение в Сингапур на мировые финалы — ну и потом ещё приглашения, ведь в то время я был по сути единственным, кто этим в принципе занимался. В итоге я получил работу в Корее и комментировал WarCraft III и StarCraft, и вскоре после того, как я сюда приехал, мы с Дэном встретились.

Мы с Дэном начали работать вместе и довольно скоро обнаружили, что у нас схожее чувство юмора, и ещё, конечно, мы оба разделяли страсть к стратегиям реального времени. Мы стали учиться управлять голосом, как правильно артикулировать и делать разные штуки, и, думаю, будет справедливо сказать, что благодаря этому мы оказались на шаг впереди всех остальных.

Artosis: Мы ровесники, оба выросли в тихих скучных районах, оба любили StarCraft и встречались на турнирах ещё до Кореи, так что мы уже были друзьями. Ну и мы были двумя единственными комментаторами (на английском языке — прим.) в Корее, и это было задолго даже до анонса StarCraft II. Было просто очевидным, что мы должны работать вместе.

3072_5jwf0XDKNJzJefWub1IEpPYM9rmv4Z79.jp


— Можете изобразить для нас голодные времена до выхода StarCraft II?

Tasteless: О да, я могу изобразить: квартира Дэна — он был таким бедным, это просто жесть — помню, мы зашли к нему, а у него даже не было второй тарелки — он дал мне крышку от кастрюли и я с неё ел. Мы вдвоём ели пустой тофу, только полили его сверху чуть-чуть соевым соусом.

Artosis: (Смеётся) Так это уже когда у меня дела пошли получше — когда я только приехал, я жил в тим-хаусе и спал на полу около вороха грязной одежды. Когда я только приехал, я получал так мало, что приходилось перепрыгивать турникеты в метро, потому что я не мог себе позволить проезд за семьдесят центов. И я ел тофу, потому что упаковка стоила всего доллар. Я тогда сильно похудел, так как у меня не было денег на еду. Поначалу мы реально были совершенно без денег.

И, да, как Ник и сказал, когда я снял отдельную квартиру, у меня была одна тарелка, одна вилка, пара палочек — ну и кружка (смеётся).

Tasteless: Я проработал где-то с год, а потом внезапно остался совершенно без денег, стал в буквальном смысле бомжом: таскал все свои вещи в пакетах для мусора и спал у друзей, прямо на полу. Так продолжалось довольно долго, я тогда зарабатывал около трёхсот долларов в месяц.

Artosis: И ещё это твоё колено, не забудь рассказать.

Tasteless: Да, точно. В общем, я сломал колено и не мог себе позволить операцию. Я три месяца ходил на костялых и пытался сообразить, что мне делать, пока наконец не смог занять денег на операцию. Я ещё был на костылях, когда мы вели переговоры по поводу первого сезона GSL.

Artosis: Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что даже с учётом всех призовых и денег от продаж мониторов, которые я выигрывал — я совершенно точно уходил по деньгам в минус со StarCraft-ом. Но всё это было не про деньги, и даже все те трудности, о которых я рассказывал — мне тогда это было совершенно не важно. Я был благодарен судьбе за то, что у меня есть возможность жить StarCraft-ом, благодарен за каждую секунду.

Tasteless: Мы просто любим эту игру, и это до сих пор для нас важно. Сейчас у нас обоих большие уютные квартиры в очень современном городе, мы путешествуем по всему миру, игра обеспечивает нам отличную жизнь — но, да, пожалуй, 85% нашего времени в StarCraft мы буквально боролись за выживание.

Не знаю, Дэн, помнишь ли ты это, но мы были настолько бедными, что если мы решались выйти погулять, это была для нас по-настоящему особенная ночь. Если мы шли выпить, это значило, что мы будем сидеть на улице у входа в магазин 7-Eleven (международная сеть магазинов — прим.) — это было вполне легально, просто берёшь и садишься за пластиковый столик — но, я помню, это был постоянный напряг, и ты такой: «Нам нужно заработать денег», — (смеётся) — «мы должны больше зарабоатывать».

Artosis: (Смеётся) Я помню одну из таких ночей, мы сидели, болтали, и я говорю: надеюсь, однажды я смогу, если захочу, пойти и заказать себе индийской еды. Я вегетарианец, и в Корее мне достаточно сложно питаться. А индийская еда стоит около триданцати баксов, и я просто не мог себе этого позволить.

— Как вы думаете, какое место сможет StarCraft: Remastered занять в киберспортивной экосистеме?

Artosis: Brood War уже возвращается: столько людей в Корее постоянно его смотрят, они забивают нашу студию на матчах, очень многие сами играют. И выход Remastered сможет укрепить это и поддержать рост.

Tasteless: Нет никакой причины, по которой на западе тоже не могло бы сложиться киберспортивной сцены для него. В Корее же игра просто бессмертна, она фактически отказывается умирать. К сожалению, в интернете все почему-то убеждены, что первый StarCraft живёт только в Корее — и... Боже, я помню, я работал на WCG и мне прямо в лицо говорили, да StarCraft никому не нужен и никогда не будет популярен нигде кроме Кореи. А потом вдруг раз: появляется GSL и взрывает сцену, он нужен всем. И я уверен, что у StarCraft: Remastered будет точно такая же возможность.

— Фанаты первой части нередко доходят до того что называют Brood War «идеальной игрой». Вы согласны с этим утверждением?

Artosis: Я думаю, что идеальная игра, наверное, вообще не может существовать, но StarCraft подошёл к этому настолько близко, насколько вообще возможно. Один тот факт, что у нас есть постоянно меняющаяся, эволюционирующая мета, появляются новые чемпионы за каждую из рас, и при этом к игре не выходило баланс-патчей уже восемнадцать лет — игра по сути идеальна, а если в ней и есть какие-то мелкие изъяны, они только, так сказать, придают аромат.

Tasteless: Фишка StarCraft-а в том, что даже у лучших игроков мира иногда простаивают рабочие. Это превращает каждую игру в снежный ком: два игрока могут исполнять одну и ту же стратегию, но с совершенно разным результатом.

Artosis: Это как одно из этих сражений в Dragon Ball Z (серия манги и аниме по ней — прим.), когда луч силы двигается то туда, то обратно, и никогда не знаешь, кто в итоге одержит верх. Два игрока просто пытаются перебороить и задавить друг друга в течение всей игры.

Tasteless: Суть в том, что это самая сложная игра из всех когда-либо существовавших. В ней очень, очень сложно делать буквально всё. Я думаю, это главная причина, почему корейцев она так захватывает: в Корее все играли в интернет-кафе, и поэтому они прекрасно знают, насколько игра трудная. И когда профессиональные игроки исполняют свои сумасшедшие стратегии, пытаются обмануть и переиграть друг друга, при этом так хорошо выполняя всю механику — это действительно впечатляющее зрелище.

3073_yQo7b3YpV8OJBphboABpkFuyIpV54ugC.jp


— Не боитесь, что сложность игры сделает её менее привлекательной для казуальных игроков?

Artosis: Да нет. Все же занимаются спортом, но при этом и близко не находятся близко к профессионалам по уровню. Если в баскетболе ты не в состоянии допрыгнуть и положить мяч в корзину сверху, это ещё не значит, что ты не забросишь пару обычных двухочковых. Пусть играть в игру на высоком уровне невероятно сложно, всегда можно найти кого-то своего уровня и сыграть с ним. Не обязательно быть Майклом Джорданом или Flash-ем, чтобы получать удовольствие от игры.

— Стать лучшим сложно в любом соревновательной дисциплине. Думаете ли вы, что Brood War действительно сложнее, чем другие игры, или же его сложность просто более очевидна для зрителя?

Artosis: Да, я думаю, многие игры вроде боулинга: ты бросаешь мяч на дорожку, сбиваешь пару-тройку кеглей и думаешь, в целом ты ОК. StarCraft же в таком случае вроде стрельбы из лука: если ты не попадаешь в цель, значит, ты не ОК, просто механически. Я действительно думаю, что в Brood War игрок просто более отчётливо видит, что играет плохо, чем в других играх — хотя на самом деле он может быть одинаково плох там и там.

— Что вы могли бы сказать кому-то, кого отпугивает сложность StarCraft: Remastered?

Artosis: Когда у тебя начинает получаться делать что-то правильно в StarCraft, ты получаешь огромное удовлетворение — это удивительное ощущение. Конечно, всё это звучит отпугивающе, но сперва попробуй сам! Есть причина, по которой эта игра популярна уже целую вечность, и она за эти годы никуда не делась!

Tasteless: Когда я учился в колледже, у меня были два соседа по комнате. Они часто смотрели, как я играю, и в итоге пришли к тому что «игра вроде крутая, хочу научиться». Так что в итоге они играли друг против друга: у одного из них не получалось нормально играть в макро, он шёл с двух баз в керриеров или во что там, но всё равно имел по 3000 минералов и газа; второй же, напротив, тратил ресурсы нормально, но не особенно понимал, что конкретно ему нужно делать и почему. И вот я смотрел их игру и, честное слово, это была одна из самых крутых игр, которые я видел в своей жизни!

Я думаю, отсюда и идёт увлечение StarCraft-ом в Корее: они были в компьютерных клубах, они видели, как играют люди разного уровня, вплоть до тв-матчей. Но ведь... это совершенно нормально, не быть в чём-то обязательно самым лучшим. Если я, скажем, пойду сыграть с Дэном в пул в баре, это же не значит, что «игра отстой», потому что я мажу каждый удар мимо лунки.

Возможно, это проблема в современной киберспортивной культуре: каждый хочет быть про, хочет иметь какой-то значок, который сделает его особенным. И я просто думаю, что все вы, парни, забываете, почему люди играют в компьютерные игры: они играют, чтобы учиться чему-то новому и получать удовольствие.

Это как если бы кто-то сказал: я не хочу ходить в зал, потому что я всё равно никогда не буду накаченным как Шварценеггер. Нет, не будешь, но дело не в этом.

Дело в том, что нужно использовать своё тело. Использовать свой ум. Играть в StarCraft. Всё это поможет тебе стать лучше.