Американец Алекс Сандершафт, он же Neeb — единственный некорейский игрок в истории StarCraft II, которому удалось выиграть крупный корейский турнир и всего один из двух, если добавить в список и первую часть игры. На прошлой неделе ему также покорился ивент из серии WCS Circuit — DreamHack Austin. Казалось бы, достижение не такое уж и значительное, особенно на фоне победы на KeSPA Cup — однако в действительности американцы не выигрывали ни одного турнира на территории своей страны с 2011 года, ведь примерно тогда началась долговременная корейская интервенция, окончательно остановленная эдиктами компании Blizzard лишь в прошлом году. И вот, шесть лет спустя, у Америки есть свой чемпион — Neeb, который в финале переиграл польского зерга Nerchio.

После победы с Алексом пообщался один из самых опытных журналистов в StarCraft II — Waxangel с портала Teamliquid. Представляем вашему вниманию адаптированный перевод этого интервью.

— Многие игроки признаются, что прямо после победы на турнире они не ощущают ничего особенного — требуется время, что это «дошло» до них. А что чувствуешь ты спустя 15 минут после победы?
— Да, думаю, пока это ещё не дошло до меня. То же самое было и на KeSPA Cup год назад — потребовалось время, чтобы почувствовать. И я думаю, для про-игрока это важно — уметь сдерживать эти чувства на какое-то время — иначе, когда поймёшь, что выиграл, скажем, в последней игре — можно подавиться или ещё чего. В общем, да, пока меня ещё не «накрыло».

— А в случае с KeSPA Cup, когда ты почувствовал, типа: блин, да я же выиграл?
— У меня был самолёт на следующий день, я летел домой, и вот в самолёте я как раз окончательно понял, что, мать твою, я ж выиграл корейский турнир!

— Есть ощущение — по крайней мере, со стороны — что ты всегда стараешься занизить свой уровень игры. Перед тем, как поехать на KeSPA Cup, ты всё время говорил типа «я не очень», и перед этим турниром после первой игры ты тоже сказал, что в последнее время игра у тебя не шла и тебе нужно заново доказывать свой класс. Это из-за характера — ты видишь больше отрицательную сторону?
— Нет, просто смотрю фактам в лицо: у меня не было результатов в этом году, да и в конце прошлого тоже. После KeSPA Cup у меня начался затяжной спад, так что... Думаю, мне нужно снова прогрессировать и возвращаться в топ. Я говорю не о скилле — он всегда был примерно на одинаковым — дело в результатах, которые не на уровне.

— А как ты различаешь эти два понятия? Ты говоришь, твой скилл оставался тем же, но что же тогда позволяет игроку хорошо выступать на турнирах?
— Ну, подготовка к соперникам, психологическая готовность, устойчивость к джет-лагу, заснуть в ночь перед турнирам, играть спарринги в день турнира — есть множество факторов, которые большиство людей совсем не осознают и не принимают в расчёт. Всё это собирается вместе, и... в общем, у меня были трудности какое-то время. На этом турнире просто всё пошло хорошо.

— Всё? Но кто помогал тебе и что пришлось разведывать? Какие именно вещи пошли лучше?
— Ну, во-перых, турнир был близко к дому, так что у меня не было джет-лага: я хорошо спал каждую ночь. У меня был хороший номер в отеле. Я много играл против Probe, чтобы подготовиться к матчу с ShoWTimE — это, пожалуй, был мой самый трудный матч. Так что, если честно, возможно, причина моей победы — это что мы сыграли с ним около 15 игр. Мне, к тому же, попались несколько зергов на ладдере прямо перед моей первой игрой с TLO в группе — это тоже было очень удачно. Благодаря этому мне удалось не вылететь — я ведь проигрывал 0-1.

— Если позволишь, ещё один вопрос на тему. В том смысле, что, когда ты выигрываешь свой первый турнир, ты ведь не знаешь, каково это — защищать титул. Но вот ты выиграл, и начинается давление: ты — действующий чемпион, надежда американской про-сцены и так далее. Чувствовал ли ты давление, может быть, из-за него выиграть второй трофей было сложнее?
— Думаю, для кого-то это было бы так, но для меня — я так много напроигрывал перед этим турниром, что я просто решил играть, как могу, и посмотреть, докуда смогу дойти. Я не давил на себя целями вроде пройти в финал, или в полуфинал, или ещё куда-то.

— Ты — первый американский игрок, который смог выиграть турнир в америка со времён HuK-а на MLG Orlando 2011. Смотрел, кстати, тот турнир?
— Он выиграл у MC, верно? Я смотрел финал с MC. Кажется, там ещё была игра за Xel'Naga Caverns, очень знаменитая игра, да. Это было ещё до того, как я сам начал играть соревновательно — я был в серебре, играл много в игротеке. Ну и всё время смотрел турниры.

— Интересно, это чисто фишка зрителя — пытаться увидеть связь между этими событиями? Получается классный сценарий, что парень смотрит финал, и вот спустя семь лет он сам становится чемпионом. Не думаешь, что в этом что-то есть?
— Да, думаю, это круто. Но вообще я не особенно заморачиваюсь подобными вещами.

— Я думаю, есть определённый разрыв между тем, как видит это игрок и зритель. Зритель всегда пытается усмотреть во всём связь, какие-то важные истории и события, а игрок, по-моему, просто старается сыграть как можно лучше в одном определённом матче, который будет у него следующим. С позиции игрока, так и есть?
— Да, и думаю, раньше я был куда большим фанатом StarCraft II в целом. Но когда я начал играть соревновательно, чем больше я играл, тем меньшим фанатом становился. Может, как раз потому, что я начал смотреть на игру с позиции игрока, а не с позиции зрителя? Не знаю точно, это ли повлияло на уменьшение моего интереса смотреть StarCraft II, или дело в том, что у самой игры в последнее время дела шли не лучшим образом — это, честно говоря, тоже могло сказаться.

— Что ты думаешь о текущей системе WCS, которая закрыла регионы друг от друга на два года?
— Я думаю, текущая система хороша для Кореи: там сейчас проходит много турниров. Корейцам постоянно есть где играть, и это очень хорошо в сравнении с предыдущим годом. И это было заметно: они сильно просели по уровню игры. За пределами Кореи турниров совсем немного, но по мне, это даже лучше — честно говоря, мне нравились те турниры, где корейцы тоже могли играть.

— Серьёзно?
— Это делало каждую победу более значимой. В смысле, лично для меня деньги не стоят на первом место, поскольку я уже выиграл достаточно.


— Ого.
— Думаю, если б я был новичком, который только пробивается на некорейскую про-сцену, я бы хотел видеть как можно больше чисто некорейских турниров, чтобы призовой был побольше, а топовых игроков — поменьше, и я бы мог обеспечивать себе жизнь за счёт результатов. Но просто в моём конкретном случае это не изменение к лучшему.

— Но если твоя цель стать супер-сильным игроком и играть так хорошо, как ты только можешь, то не лучше ли тебе последовать примеру некоторых других и отправиться в Корею на длительный буткемп?
— Я снова поеду в Корею в июне и я уже предвкушаю возможность играть с лучшими игроками мира. Не думаю, правда, что смогу остаться там слишком надолго, потому что, во-первых, я могу потерять мотивацию, и потом, честно говоря, я могу по-настоящему отдыхать только дома. Жить в тимхаусе, где вместе с тобой живёт ещё семь человек, прилично выматывает. Мне нужно будет ездить отдыхать домой время от времени.

— Откуда берётся мотивация, которая заставляет спустить курок и принять какое-то серьёзное решение вроде поездки в Корею? Я думаю, почти все время от времени обдумывают идею поехать туда, но на саму поездку решаются единицы.
— Лично я — просто ненавижу проигрывать. Каждое поражение на ладдере — это для меня большой мотиватор. Если я проигрываю хоть одну игру, я потом играю минимум пять подряд, вне зависимости от обстоятельств, просто играю одну за другой. Просто хорошо, когда в жизни есть цель, неважно, в чём конкретно она заключается — хотя если слишком зацикливаться на этом, это начинает нервировать.

— И какая у тебя цель в этом сезоне в StarCraft II?
— Моя цель — выступить в третьем сезоне GSL настолько хорошо, насколько смогу, поскольку именно для этого я еду в Корею. И, конечно, выступить как можно лучше на BlizzCon, куда я только что отобрался, выиграв этот турнир.

— Ты сказал, что в последнее время стал меньшим фанатом игры, чем был. А кого можно назвать, таким игроком, знакомство с которым разрушило больше всего зрительских иллюзий? Или кто меньше всего соответствовал тому образу, который сложился у тебя как у зрителя?
— (Думает некоторе время) У меня нет хорошего ответа на этот вопрос, хотя должен признатся, что я уже задавал себе точно такой же вопрос. Я думаю, многие игроки в действительности, как бы это сказать — ленивые? В смысле что они не воспринимают свою работу супер-серьёзно. До того, как стать частью профессионального Старкрафта, я думал, что топовые игроки относятся к делу очень серьёзно, строго следуют расписанию при тренировках, следят за здоровьем, стараются прогрессировать в том числе и за пределами игры. Но выяснилось, что для большинства игроков это совсем не так.

— Ну хорошо, а если посмотреть с хорошей стороны? Кто оказался супер-классным, а ты этого совсем не ожидал?
— Ну не знаю, мне снова нужно подумать...

— Хаха!
— Ну я имею в виду, что и раньше не думал, что кто-то там (представьте себе любой нелестный эпитет по своему вкусу). Ну если из последнего — Nerchio далеко не такой БМ, как многие о нём думают. При личном общении он вполне приятный человек.

— Видимо, он играет роль плохого парня просто по фану?
— Да, думаю, отчасти это так. Он далеко не такой БМ, что бы он ни говорил на ладдере. И он писал «good luck, have fun» в лобби, даже когда проигрывал 2-3 в финале.

— Ладно, напоследок — думаю, ты хотел бы поблагодарить множество людей, которые помогали тебе с тренировками? И, если хочешь, можешь даже поблагодарить фанатов, хоть они и не помогали тебе ничем!
— Во-первых, я бы хотел поблагодарить Probe: я сыграл с ним множество игр перед матчем с ShoWTimE и я думаю, что в моей победе его огромная заслуга. У меня была заготовка на каждую карту, и я смог повторить каждую из них с ним, кажется, по два раза. Это реально помогло мне очень сильно. После ShoWTimE мои соперники были уже не такими страшными, поскольку, на мой взгляд, он сейчас сильнейший.

Я также хочу поблагодарить мою команду Ting за то, что они всегда меня очень поддерживают, всегда поздравляют меня с победами и стимулируют меня становиться лучше и сильнее. И, конечно, всех зрителей, которые смотрели мои игры — без них не было бы профессионального StarCraft II.