Один из четырех основных народов протоссов, наравне с неразимами, тал’даримами и, с недавних пор, чистильщиками, кхалаи также часто называются «айурскими протоссами» и «тамплиерами» (не путать с отдельной кастой тамплиеров). Следует различать кхалаев, описываемых в этой статье и представляющих собой объединенные протосские племена Айура, и кхалаев как рабочую касту: творцов, ученых, строителей — словом, большую часть населения.

В свое время Кхала стала для протоссов выходом из Эпохи Раздора и положила начало их великой Империи. В отличие от неразимов, отказавшихся принимать дар Кхалы, предпочтя ему изгнание на мрачный Шакурасни кхалаи вошли в новую эру мирно и сплоченно. Эта связь вкупе с высокими технологиями и развитой псионикой позволила кхалаям долгое время удерживать статус наиболее просвещенной и мощной расы во всем секторе Копрулу.


Семьи в том виде, в каком она есть у терранов или неразимов, кхалаи не имели, братьями они называли друг друга лишь из уважения. В общем протосском языке — кхалани — существовали отдельные слова и фразы, понятные лишь кхалаям (как и у неразимов). Благодаря эмоциональной связи от Кхалы тамплиеры хорошо понимали друг друга и в крайне редких случаях начинали кого-то ненавидеть.

Кастовая система представляла собой консервативный порядок, где род занятий протосса определялся по касте, в которой он появился. Кхалаи-женщины редко удостаивались важных постов, почти не встречались в касте тамплиеров и никогда не допускались до работы в Конклаве.


После падения Айура кхалаям пришлось массово эвакуироваться на родную планету своих далеких собратьев — темных тамплиеров. Без конфликтов не обошлось: судья Алдарис поднял целый бунт против альянса Рашжагал и Королевы Клинков, впрочем, не увенчавшийся успехом. Также начались гонения со стороны экстремистской группировки неразимов под названием «Кулак Ульрезажа», желавшей, чтобы кхалаи поскорее убрались с Шакураса.

Послевоенные годы отметились постепенным возвращением кхалаев к племенной системе, во многом из-за произрастающих слишком глубоко корней раздора между жителями Айура и Шакураса. И хотя сначала неразимы радушно приветствовали своих «светлых» сородичей, позже, когда требования эмигрантов начали расти все больше, приязнь уступила место массовому возмущению. К 2505 году, вследствие потери кастовой системы, культура кхалаев находилась в очень шатком состоянии.


Главной слабостью кхалаев оставалось трудное принятие любых изменений. За все время своего существования Кхала всегда указывала нужный путь, никто не хотел отклоняться от него из страха все потерять. После уничтожения Конклава органом управления стала состоящая из самых разных протоссов Иерархия, также известная как Сумеречный совет. До назначения иерархом молодого Артаниса деятельность ее была весьма сомнительна и почти не приносила пользы обществу.

Единственной целью, способной сплотить оба народа, оставалось возвращение Айура, могущее разом решить почти все накопившиеся проблемы. Однако удача была явно не на стороне протоссов: уверенное вторжение, на которое была потрачена мириада ресурсов и сложена не одна голова достойного воителя, превратилось в настоящую преисподнюю и захлебнулось собственной кровью, когда падший зел’нага Амун проник в священную Кхалу, поработив всех связанных ею кхалаев. Лишь благодаря бесконечной доблести неразимов нескольким счастливчикам, включая Артаниса, удалось покинуть планету при помощи древнего «Копья Адуна», построенного еще во времена Золотого века.


К концу войны с Амуном Артанис раз и навсегда покончил со старой системой каст, теперь каждый может добиться чего угодно — ярким примером стал фазовый кузнец Каракс, за свои невероятные заслуги произведенный лидером в настоящие воины-тамплиеры. Обновленный Айур стал застраиваться общими усилиями кхалаев, неразимов, чистильщиков и даже некоторых тал’даримов.

Станет ли это Вторым Золотым веком? Увидим.