Истинное дитя Шакураса, Воразун, всю жизнь провела на этой мрачной планете, в свое время ставшей домом для горстки изгоев, высланных Конклавом с Айура. Матерью будущей предводительницы темных тамплиеров была знаменитая Рашжагал, в юные годы лично знавшая легендарного вершителя Адуна, а отцом, как ни странно, — простой неразим.

Когда кхалаи, бежавшие с павшего под натиском Роя Айура на Шакурас, привели за собой орды кровожадных зергов, Воразун одной из первых лично вызвалась защищать родной мир. Именно тогда она добыла в бою череп гидралиска, с тех пор ставший частью ее брони, наплечником.

Придя в гнев от вида того, как Зератул, раскрыв обман Королевы Клинков, положил конец мучениям управляемой Рашжагал, Воразун обвинила старого прелата в убийстве. Вряд ли она когда-нибудь признает, что ее ненависть выросла на банальных эмоциях.





— Да, мы все верим, что Артанис может стать хорошим иерархом. Однако ясно, что всю свою жизнь он готов посвятить только тамплиерам… Что насчет вас, Моэндар?

— Мой юный матриарх… Артанис пользуется уважением обеих фракций. Как никто другой.

- Воразун и Моэндар обсуждают становление Артаниса иерархом



Не являясь членом протосской Иерархии (замена погибшему Конклаву), Воразун тем не менее продолжала посещать встречи, на которых часто не соглашалась с Артанисом. Когда Иерархия пришла к выводу, что для эффективного управления необходимо выбрать лидера, именно будущий матриарх была против избрания на эту ответственную должность молодого Артаниса. На самом деле и сам кхалай противился общему выбору совета, говоря, что ему суждено быть лишь воителем и грозясь покинуть Иерархию на следующий цикл.

Воразун лишь поддержала Артаниса в его отказе, но Моэндар, ссылаясь на способность командовать как кхалаями, так и неразимами, вновь настоял на его избрании. На следующий день Артанис все же согласился принять мантию иерарха.

Во время дэлаамских подготовлений к запуску Золотой Армады в сторону Айура, Воразун чуть было не отозвала из общего войска неразимских воинов. Она была уверена, что общество Шакураса держится не на поступках, а на словах, о чем рассказывала и своему ученику Тэлусу. Так, сопротивляясь уничтожению неразимской культуры, Воразун убедила Иерархию в том, что богатая минералами гора Нашжар имеет для них, темных тамплиеров, огромное значение, и нельзя просто так отдавать ее под дэлаамские раскопки.

Со временем она стала видеть в действиях Моэндара слабость и излишнюю приверженность Артанису и айурским идеям. Все чаще стали греметь меж ними споры на тему важности культуры неразимов. Однако, как бы то ни было, Воразун все еще прислушивалась к советам и мнению старого друга, все время оказывавшего ей поддержку.


Искрой будущего конфликта стало столкновение отряда фениксов с неразимскими транспортными кораблями, вылившееся в 27 невинных жертв. Артанис, вместо того чтобы посетить погребение, показав жителям Шакураса, что он равен им, решил посвятить свое время дальнейшей подготовке Армады (да, не такой уж он и «рыцарь на белом коне»), чем жутко разозлил Воразун. После ожесточенной дискуссии с Моэндаром, она приняла решение высказаться против Золотой Армады и поддержать отзыв неразимов от возврата Айура. Хоть в душе и надеялась на мирный исход возникших неприятностей.

Чего не желал Тэлус, при помощи четырех лояльных темных тамплиеров захвативший Цитадель Талематроса, в которой проводились собрания дэлаамской Иерархии. План бунтовщика был прост — спровоцировать айурских протоссов на драку, тем самым посеяв между нациями смертельное зерно раздора, впоследствии способное вылиться в полноценное изгнание уже кхалаев. Без особых проблем раскрыв замысел своего ученика, Воразун решила уладить все дипломатично… Не получилось, Тэлус назвал ментора предателем своих же принципов и отказался сдаваться.

Не имея выбора, Воразун с Моэндаром направились прямиком в Цитадель, спеша не допустить кровавой резни. В бою они пользовались лишь не-смертельными приемами, обезвредив всех четырех тамплиеров, но косе искривления Тэлуса удалось добраться до груди Моэндара, насмерть поразив старого неразима. Придя в ярость от увиденного, Воразун набросилась на бывшего ученика и убила его мощным ударом в торс... В последние мгновения его жизни она поняла, почему Тэлус решил поступить именно так, и дала ему обещание сохранить их уникальную культуру.

Вынеся тело Моэндара из Цитадели, Воразун объявила толпе, что героя сразил клинок неразима, и не нужно страшиться дэлаамского будущего. В знак уважения, Тэлуса похоронили вместе с Моэндаром. На сей раз Артанис посетил церемонию погребения и даже взял на себя проведение обряда. Воразун сказала ему, что неразимы бок о бок с кхалаями вступят в бой на Айуре, но настояла, чтобы небольшой отряд воителей вместе с ней остался на Шакурасе.

Артанис поддержал становление Воразун матриархом. Приняв наконец это бремя, героиня заняла почетное место за столом Иерархии.

Когда Амун поразил своей порчей священную Кхалу, именно войска неразимов оказались единственными, кто был неподвластен пагубному влиянию падшего зел’нага. Чуть позже, вновь доказав свою преданность поступками, Воразун поддержала Артаниса в его намерении объединить все протосские племена в походе против Амуна.

Не желая видеть свою родную планету нечистым оплотом зергов Амуна, матриарх приняла нелегкое решение взорвать Шакурас изнутри, перегрузив фазовую призму местного храма зел’нага. Проявив недюжинную смелость, Артанис вызвался в одиночку защищать необходимый для этого механизм, чем заслужил бесконечное уважение темных тамплиеров, став вторым после Тассадара кхалаем, успешно прошедшим неразимский Путь Тени — испытание, определяющее, готов ли ученик стать настоящим темным тамплиером.


На Ульнаре иерарх Артанис попал в ловушку Амуна, и Воразун пришлось объединиться с очень вовремя появившимся лидером истинных тал’даримов — Алараком, как раз-таки рассказавшем ей об опасности, грозившей дэлааму. Общими усилиями они спасли Артаниса и закрыли портал в Пустоту.

Во время айурской битвы Воразун со своими бойцами защищала артефакт зел’нага с западного подхода. Совместными усилиями дэлаамам удалось отбить даже атаку посланной Амуном Золотой Армады. И очистить от него Кхалу, навсегда.